Лого - Обзор фантастики
Русская фантастика
sep
навигатор
Список текущего раздела
!

 Хогбены и все-все-все   142 из 209 
Обложка книги

Заказать эту книгу на о3оне
Публикация
Каттнер Г.
Профессор накрылся

Каттнер Г.
Котел с неприятностями

Каттнер Г.
До скорого!

Каттнер Г.
Пчи-хологическая война

Каттнер Г.
Робот-зазнайка

Каттнер Г.
Механическое эго

Каттнер Г.
Порочный круг

Пэджетт Льюис
`Все тенали бороговы...`

Справка

Хогбены и все-все-все:/ Худ.- Дубовик А.. -М.: АСТ, 1999.- (Координаты чудес).- 592c.- Тираж 7000.- ISBN 5-237-00593-0.

Аннотация

В Богом забытой глуши живет-поживает развеселое семейство мутантов Хогбенов, вовсе не напрашивающихся на неприятности, но постоянно в них влипающих - как будто если у человека три ноги и способность пускать, когда хочется пить, дождичек прямо себе в рот, то он и не человек вовсе!

А еще вам предстоят приятные встречи с роботом-зазанайкой, безумным изобретателем, механическими фуриями, несчастным пришельцем из космоса, принятым за американского туриста, и всеми-всеми-всеми героями необыкновенных рассказов великого фантаста...

  

 
Классификация ФэнтезиПриключенческаяЮмористическая
  
Обзор

В этом сборнике есть рассказы - и рассказы.

От одних читатель просто получит массу удовольствия - от самого процесса чтения. Он будет смеяться над похождениями Хогбенов, радоваться их простодушной гениальности, ликовать вместе с Сонком, когда тот, летя над городом, плевком попадает в сову. Простые житейские радости Хогбенов, спасибо автору, стали доступны и нам, простым смертным. Мы живо представляем себе, как Папуля пытается телепортнуть самогонку в кровь Мамули, как неопытный Сонк ненароком превращает тюремную решетку из железной в золотую, вместо того, чтобы просто ее развеять, как чувствует себя в бутылке накрывшийся "прохвессор"... Воспетая Клиффордом Саймаком американская глубинка, дарующая каждому право жить по собственным законам, превращается в этих рассказах в страну невостребованных чудес. "Что? Человек по небу пролетел? Да не волнуйтесь вы так, это сынок наших соседей озорничает..."

От других рассказов веет ностальгическим духом научно-технической фантастики 20-х - 30-х годов. Скажем, герой "Робота-зазнайки" бьется над проблемой, связанной с развитием телевидения - любимого детища Хьюго Гернсбека. Но в решении ли этой проблемы заключен шарм рассказа? Боже упаси. Гениальный ум Гэллегера в моменты алкогольных помрачений создает и решает куда более занятные проблемы. И сколько же усилий потом приходится приложить, чтобы понять, ради чего был создан идиотский робот, способный, казалось бы, лишь бесконечно вертеться перед зеркалом?

Пусть в этих рассказах нет особенной глубины - зато она есть в других. Великолепно поставленная проблема отцов и детей в рассказе "Авессалом", мощно звучащая в рассказе "Двурукая машина" тема преступления и наказания, блистательные психологические наблюдения в "Жилищном вопросе", "Музыкальной машине" и "День не в счет", ставшая бесспорной классикой проблемной фантастики "Маскировка", едкая и злобная пародия на "спасителей из космоса" - "А как же еще?"

Но больше всего я люблю три рассказа из этого сборника, и именно их я готов возвести на самые высокие места в любых рейтингах. Это "Лучшее время года", "Все тенали бороговы" и "Механическое эго".

Они очень разные, эти три рассказа. "Лучшее время года" - "по-стругацковски" умное столкновение настоящего и будущего - будущего, которое порождено нами - но абсолютно нам чуждо. "Все тенали бороговы" - низкий поклон гению парадокса Льюису Кэрроллу и в то же время тонкое повествование о гибкости человеческого сознания, о возможности "иного взгляда" на мир, предвосхитившее лучшие построения Филипа Дика.

И - венец сборника - "Механическое эго". Этот рассказ, кажется, собрал все достоинства прочих. В нем прекрасно все. Он блистателен. Он органичен. Он легок. Он умен. Он безмерно талантлив.

Конечно, я субъективен - как и любой читатель. Я сознаю, что даже в этом сборнике есть рассказы, которые "объективно лучше", чем "Механическое эго". Но я все равно люблю его больше - точно так же, как, отдавая должное "Граду обреченному" и "Улитке на склоне", больше люблю все-таки "Понедельник начинается в субботу" и "Трудно быть богом"...

И еще - я не перестаю сожалеть, что имя Кэтрин Мур, жены Генри Каттнера и полноценного соавтора всех рассказов этого сборника, появляется на его страницах лишь единожды. Наверное, это не самая вопиющая несправедливость нашей реальности. Но менее обидной она от этого не становится...

Сергей Бережной


 

котел отопления